История неудачной иммиграции-репатриации.

Сегодня я в открытый доступ хочу выложить историю репатриации-иммиграции этой женщины, ее жизненный путь и некоторые мои размышления. На самом деле,этот пост (тоже) был написан мной год назад, я ничего в нем не хочу переделывать. Все так же актуально и спустя год. Может быть лишь в накале моих размышлений что-нибудь да и изменилось бы, снялся бы такой надрыв, но по сути я по сей день подписываюсь под каждым словом. А ну и еще – если еще год назад мне хотелось обсуждать нужно ехать или не нужно ехать в Израиль, стоит ли репатриироваться или не очень, рай Израиль или нет, то теперь у меня резко пропало желание не то, что на эту тему писАть, но и думать. Мне просто банально надоело рассуждать о плюсах и минусах. Пускай каждый сам выбирает как ему жить, как сходить с ума, как ломать свою жизнь или как ее делать к лучшему. У меня ирония судьбы заключается в том, что как бы я не декламировала постулаты о ностальгии и сожалении об отъезде, по факту – Израиль кардинально изменил и сильно улучшил мое качество жизни.Но по тексту вы сможете ознакомиться с моими настроениями год назад. Тоже интересно.

Текст будет длинным ( как всегда).

Я хочу немножко рассказать о репатриационном пути, который прошла моя подруга… На мой взгляд – это одна из самых неудачных репатриаций, о которых я слышала и которые видела. С чем связано? Да склонна ответить, что снова здесь все зависело от человека и немножко от обстоятельств. Не боец она была. Не целеустремленная. Не амбициозная. Хорошая была очень. Покладистая. Спокойная. Слишком нежная для израильского мира.

Она приехала в Израиль в возрасте 23 лет и ее семья сразу совершила ошибку – поселилась в Тверии, глухомани с прекрасным видом на Кинерет. Всю жизнь моя подруга мечтала оттуда сбежать, что и осуществила несколько лет назад. Всегда для нее было самым страшным наказанием предположение, что придется вернуться обратно в Тверию к маме. Она всегда говорила ” Что там делать? Скукотища. Из веселого только повеситься”. Что ее брат родной и сделал….. Так вот они поселились всей семьей в Тверии – ни работы нормальной, ни общения, ни перспектив. Но там она познакомилась со своим первым мужем-пентюхом кавказским. И сделала вторую уже свою личную ошибку – еще не встав на ноги, не выучив иврит и не определившись со своим местом в жизни, она забеременела от этого мужа. А у муженька ни много ни мало под боком оказалась кавказская мама, которую русскую белую бл…дь не захотела принимать ни в какую… Подруга моя как это не смешно галахическая еврейка была, но вот не задача – красила волосы в белый цвет, за что и попала в опалу в еврейско-кавказской маманьке. Первую беременность подруга моя выносила живя отдельно от мужа, мамаша не пускала ее на порог. А денег снимать свою собственную квартиру у них не было. Потом вроде бы кое как все наладилось, мамаша после рождения ребенка оттаяла. Они даже смогли взять машканту (ссуду) и купить квартиру в Тверии… Подруга моя перебивалась первые лет 8 на уборках, да на мытье туалетов. Подняться и продвинуться выше возможностей было очень мало. Потому что это Тверия, потому что это двое маленьких детей, потому что это муж-шлимазл, который не всегда мог хоть какую-то копейку заработать… Вот еще одна из ее главных ошибок – она вышла замуж не за того мужчину. Но вы же понимаете, что это мне сейчас легко все раскладывать по полочкам. А человек жил жизнь…

Человек жил жизнь в пределах Тверии. Никогда никуда не выезжал и ничего особенного не видел, даже такое простое благо как машину позволить себе не мог. Зато звучало-то как красиво – жил человек в Израиле, за границей, в раю. Как-то мы с ней довольно серьезно сцепились. Когда у меня был пик отрицания всего израильского, она начала рассуждать как хорошо ей в Израиле. Ну и я первый и последний раз (потому что больше не хочу человеку открывать страшную правду) сказала ей все, что я думаю о ее жизни в Тверии, о том, что она нигде и никогда не была, о том, что она даже не может поставить себе в передние зубы дорогие белые пломбы, о том, что вся ее жизнь – это унитазы, уборка и теперь вот торговля одежды…Хотя с ее высшим образованием, умом, внешностью она могла бы там у себя на родине жить если не припеваючи, то по крайней мере достойно. Это было ЖЕСТОКО. Я сделала ей больно. И больше никогда не поднимала я эту тему.

И вот в какой-то момент подруге моей настолько осточертел этот городишка, настолько уже опротивел этот безынициативный муж, что собрала она свои вещички да детей в охапку и переехала жить в центр страны. Я постоянно спрашивала – как она решилась на столь смелый и отчаянный шаг? Ответ получала, что настолько не интересно было жить, настолько не было смысла в этом жалком тверийском существовании, настолько хотелось увезти оттуда детей, что даже отчаянный переезд в никуда показался стоящим того поступком.