Книги про эмиграцию. Мой выбор.

Разумеется, лучший выбор – это учебник языка страны «прибытия», но кто не ищет легких путей, и кому необходимо сопричастие и соучастие таких-же потерпевших, то вот. Книг про переезд в чужие края великое множество, начиная с заветов различной степени ветхости. Я поделюсь тем, что оказалось созвучно для меня.

Шолом Алейхем «Мальчик Мотл»
История семьи, бежавшей от погромов из еврейского местечка в США, кажется это самый конец девятнадцатого века. Все приключения рассказываются девятилетним мальчиком. Забавная и смешная книга, если не вникать в большую трагедию маленького народа. Особый момент: в дороге семья Мотла лишается багажа. Весь багаж – подушки и одеяло. Читая, как мать семейства оплакивает оставшиеся главы свои подушки, некоторые собственные потери и все «шо нажито непосильным трудом» – выглядят уже блажью и преступным излишеством. Атмосфера книги оптимистичная, потому что передана ребенком, которого защищают и любят. Это уже национальная психология. Ну, и конечно, маленький еврейский бизнес по прибытию в Америку.

Эркки Суомела «Чужая страна Черника»
Про эмиграцию финнов в Швецию во второй половине двадцатого века. Что-то там исторически сложилось или не сложилось у шведов с финнами, но была какая-то массовая репатриация шведов из Финляндии и самих финнов, в качестве гастарбайтеров.
Я читала эту книгу своему сыну, в качестве библиотерапии. Я уже писала, что у него в первый год была трудная адаптация. «Чужая страна Черника» – тоже книга про мальчика из финской семьи, родители которого эмигрируют ради работы на фабрике. Самому ему без знания шведского языка приходится нелегко в школе, да и вообще в чужой культуре. Кроме того он просто мечтает о велосипеде. Помимо собственно «трудностей», в книге есть и традиционные мальчишечьи радости, вроде постройки хижины в лесу. Но, как ни странно, книга впечатления на моего ребенка не произвела.

Экзюпери «Маленький принц»
А вот это оказалось в тему. Рекомендуется всем, для кого эмиграция – результат долгого выбора. Сам Антуан тоже выбрал в свое время военную авиацию, родившись в родовом замке и отказавшись от светской жизни упоительной Франции. Кроме всего очевидного, эта небольшая повесть заменит тысячи расплодившихся цитат, советов и мудрых мыслей про то, как оставаться верным самому себе в любых обстоятельствах.

И.Бунин «Окаянные дни»
После переезда нашей семьи, через несколько месяцев произошла аннексия Крыма Россией, а еще через пару месяцев, когда население возликовало и исполнило ритуальные пляски на пепелище, вдруг выяснилось, что дело не в государе, а в подданных. Тогда вышло немало статей от «пятой колонны», растерянно сообщающих, что кажется все пропало. Но новых «Окаянных дней» так пока никто не написал, хотя теперь, наверное, актуальнее – «Окаянные люди».

Э. Лимонов «Это я – Эдичка»
Когда уже все наладится, устаканится, все концы сойдутся и все бумажки закончатся, когда из хаоса проступят четкие очертания настоящего, можно сесть и почитать Лимонова. И сказать себе, вот какой я молодец, не то, что этот истерик и плакса.
Гарри Поттер. Весь.
Это для тех, кто не переезжает до конца, а болтается между двумя мирами. Таких сейчас много. Между миром чудес и возможностей, но с перспективой, что тебе на каждой странице откусят голову и унизительным, но надежным миром в каморке Дурслей. Кстати, в конце Гарри таки вынужден спасать Дурслей.

С. Довлатов «Иностранка»
Сейчас такой диссидентской эмиграции нет, но книга, в том числе, и про то, как люди с образованием типа «специалист по творчеству Серафимовича» зарабатывают себе на хлеб в эмиграции.

Местная бульварная литература
Это не литература про эмиграцию, но я ее тоже включу, потому что мне помогло. Конечно, переезжая в Испанию, я представляла, что через три месяца буду читать Маркеса в подлиннике, но вот прошло больше года и я с гордостью дочитываю четвертую брошюрку ядовитой расцветки неизвестного мне жанра. Зато я узнала ненормативную и уличную испанскую лексику и всяческие подробности из мира продажной любви Барселоны. На лето я купила себе триллер, но уже в толстой обложке. Так, что к Маркесу я двигаюсь медленно, но верно.