Москва слезам не верит?

Иногда я в чем-то завидую людям, которые смогли найти свое место в новой жизни. Смогли начать ее заново в другой стране. Решились на это и довели дело с переездом до конца. Хотя, не факт, конечно, что жизнь там сплошной сахар. Или скорее даже – факт, что это не так.

Люди оставляют свою прежнюю работу, квартиры. И едут зачастую в неизвестность. Конечно, хорошо тем, кого там ждут. Когда есть родные или близкие друзья – поддержка на первое время, помощь с жильем. Или когда есть подписанный контракт на новую работу.

Иногда у самого в голове бродят такие мысли – не поискать ли счастья в иных лучших краях. Что меня именно страшит в абстрактном переезде – некая потеря привычной “зоны комфорта”, что ли. Когда год назад сам уехал просто в соседний город, точно знал, что останусь в принципе на той же работе, и даже будет выше зарплата и должность. Знал, где буду жить. И это был просто перевод внутри подразделений. Но даже на такой переезд нужно было морально решиться. Оставить в своем городе свою мать, подругу, друзей.

А что ждет меня в иных местах? Да ничего. Родных и близких друзей в другой стране у меня нет.
Почему-то вспоминается фильм “Москва слезам не верит”. И его лейтмотив – как непросто выстроить свою судьбу в городе, где тебя никто не ждет.

Пару лет назад имел про этот фильм одну интересную интернет-дискуссию (не в жж) с одним деятелем культуры. Он назвал этот фильм карамелькой. В контексте, что это сказка для обывателей. Пусть смотрят и мечтают, размазывая сопли умиления – “вот же как бывает, о как!” И всё в итоге у главной героини становится хорошо. Через тернии, конечно, как без этого. Но всё же.

А мне лично нравится этот фильм. Наверное, я тоже обыватель. Ведь видел его много раз. И почему же тогда этому фильму дали Оскара, если это просто карамелька. Наверное, все-таки в нем что-то есть.

Хм. Тогда уж просто реплика в сторону – в фильме есть эпизод, когда Катерина и Людмила живут у родных Кати в многоэтажной высотке. И там несколько раз в кадре показывают площадку перед лифтом, с таким индикатором, где видны загорающиеся номера этажей, где сейчас едет лифт. Фильм вышел в 1979 году. А знаете, когда нам в подъезде поменяли лифт на подобный? Чтобы внизу был виден номер этажа, где сейчас стоит лифт? Два года назад. Году эдак в 2013. Это я так, к слову.

А что касается коренных жителей мегаполисов – они ведь всегда не так уж доверчивы к приезжим. И у некоторых проскальзывает эдакий налет надменности. В принципе, их можно отчасти понять. Хотя… Как знать.

Даже если, допустим, говорить о Москве и москвичах – просто как примере условного города, коль уж такое название у поста. Как относятся коренные жители города к приезжим. И наоборот.

Если начать со стереотипов – с чем из области негатива у меня ассоциируется образ москвича? Такого, изначального, по рождению? Здесь, наверное, два варианта.

Один связан с некоторым снобизмом. Иногда проскальзывают в их речи такие нотки: “Ты что, с Урала?” Да. Я оттуда. А они – девочки и мальчики, которые видят в себе некую принадлежность к особо избранной касте. То есть подразумевается, видимо, что это внесло в их жизненную карму неизгладимые черты. Приобщились к практически святому. В виде сопричастности к московскому родильному дому.

Второй образ ассоциируется с некой формой паразитарного существования (сорри). Люди, которые волею социалистических реалий смогли приватизировать доставшиеся им от родителей квартиры на Арбате, сейчас безбедно существуют на ренту от их сдачи, прозябая где-нибудь в качестве дауншифтера у теплого моря. Или в окраиной многоэтажке. Зачем им напрягаться, работать и стонать от нехватки денег? Они же коренные москвичи, чё.

А вообще стало любопытно, сколько в Москве коренных москвичей. Таких, в третьем колене, как положено. Поискал сейчас в инете, конкретных цифр и нету. Пишут, что скорее всего процентов 10. Если не меньше. Кстати, в процессе поисков наткнулся на прикольные фразы из обсуждения темы, копирну сюда:

– “Для любителей задавать вопрос: “А ты сама-то откуда приехала?”, сразу отвечаю, что я родилась, выросла, живу в Москве, здесь родились мои родители, дедушки и бабушки, а также прадедушки прабабушки. Следовательно, такой вопрос я могу задавать с полным на то основанием и имею право не любить то, что сейчас творится в городе”.

– “Люби – не люби, мне глубоко начхать.
Я приехал в Москву, купил квартиру, прописался и теперь живу здесь на таких же правах как ты.
Можешь продолжать сидеть и вздыхать о совковых временах, когда москвичи были богоизбранной элитой и их кормила вся страна”.

– “Коренных москвичей не более 10%. Я, кстати, хоть и более 5-ти десятков лет живу в Москве, не могу себя в полной мере считать москвичкой, хотя меня родители привезли сюда в возрасте 1-го месяца. Но та лимита, которая заполонила Москву в 70-е годы – просто караул. Они ничего не ценят, загадили весь город, относятся к городу лишь как к средству для их благополучного укрепления в столице. Производят впечатление какого-то дикого стада”.

Показательный диалог. Это люди так “интеллигентно” обсуждают проблему понаехавших. Для них – это проблема, кстати. Что тоже любопытно. И пренебрежительное слово “лимита” как показатель отношения к приезжим.

Вообще у меня самого достаточного много знакомых уехало половить счастья в мутноватой столичной жизни. Кто-то вернулся назад, кто-то осел, но на уровне съемного жилья. На свое там что-то пока никто не заработал. Или скрывают этот факт, хыы. Боятся, может, что тогда начнут набиваться в гости. Посягать на их недвижимость.

Теперь уж в заключение о теме “жизнь вне мск”. К вопросу “есть ли вообще жизнь вне Садового кольца”. Так, чисто для справки. Население России сейчас по статистике 146 млн. человек. В Москве проживает 12 млн., в Московской области – еще 7 млн. А остальные 127 млн., не поверите, тоже где-то живут…

Тогда уж еще одна реплика в сторону. Отвлечемся от мск и москвичей. Просто о приезжих.

Несколько раз ко мне домой в дверь звонили некие люди азиатской внешности, вполне работоспособного возраста, естественно, прося денег. Со словами, что они переселенцы и просят помощи. А однажды – девушка, которая начала размахивать украинским паспортом и уверять, что она беженка из Луганска. И что в связи с этим я просто обязан ей материально помочь. Вы даете таким попрошайкам? Я – нет. Не считаю нужным. Хотя кто-то и дает. Это я просто к тому, что каждый приезжий сам решает, что ему делать в чужом городе – профессионально попрошайничать по подъездам или работать. И я не верю в их слезные истории.

Еще иногда вижу на улицах детей-попрошаек. Тоже маленьких, лет пяти-семи на вид. Грязных, потасканных, из семей таджикских цыган. Такие мамаши устраиваются табором на перекрестках, и их дети разбредаются во все стороны – клянчить деньги. Причем тоже зачастую на проезжей части, стучатся на светофорах в окна машин.

Поэтому я не верю им всем? Да, возможно. Но Москва же слезам не верит. Даже, если это и другой город. И даже если это не Россия. Или нет?