Работа за границей. Истории малого бизнеса

Анна Лагман, 35 лет, Сан-Диего, Калифорния, США, Champion Fishing Rods, производство и продажа удочек

Сноб: Как вы оказались в Америке?

Анна: В 22 года я эмигрировала из Екатеринбурга в Канаду вместе с родителями, сестрой и братом. В Канаде я прожила около двух лет. Там я встретила моего будущего мужа, и после нашей свадьбы в 2003 году мы решили поселиться на его родине, в Сан-Диего.

С: Что вы успели сделать в России? Учились? Работали?

А: В России я закончила четыре года в УрГППУ по специальности «социальный работник». Все это время работала волонтером в детском доме.

С: Чем вы занимались в Канаде?

А: Сначала просто попыталась найти работу; эмигранту без языка и рекомендаций это нелегко сделать. Первой моей работой была уборка на стройке. Да-да, я работала уборщицей. Отмывала все от строительного мусора до зеркального блеска. Потом устроилась няней в русскую семью с двумя детьми. Помог семейный опыт. Все-таки я была старшим ребенком в семье, а значит, нянчиться с младшими приходилось мне. Я проработала чуть меньше года, потом вышла замуж, и моя работа закончилась. С мужем мы познакомились по интернету, через полгода после эмиграции. Язык мне давался трудно, потому что и на работе, и дома я говорила по-русски. Вот я и стала искать по интернету кого-нибудь с русскими корнями, но говорящего по-английски. На объявление ответил мужчина по имени Иван. Он поставил мне условие: хочешь выучить язык — будь добра, все сообщения и телефонные звонки только на английском! И только через три месяца, когда он решил навестить меня, я узнала, что такое розыгрыш: он был не русским, а японцем американского происхождения. А имя Иван получил потому, что у его матери начались схватки, когда она смотрела фильм «Иван Грозный»! Спустя два месяца мы обручились, а еще через полгода была свадьба.

С: Как вам живется в США?

А: Я больна эпилепсией, в России у меня была вторая группа инвалидности. Здоровье у меня с подросткового возраста ухудшилось так, что припадки случались один-два раза в неделю. По счастью, когда я переехала в США, я сумела найти хорошего врача, и сейчас если у меня и случаются припадки, то это происходит около раза в год, что, согласитесь, большая разница. Я все еще могу пользоваться инвалидностью и получать здесь ежемесячное пособие, которого вполне хватит на проживание, но сразу по приезду решила не делать этого и очень рада, что мой муж поддержал меня.

В России я была очень одинока, люди обычно переставали общаться, едва услышав, что я эпилептик. Здесь же к инвалидности относятся спокойно, это не является недостатком, главное, какой ты человек. Поэтому чувствуешь себя абсолютно полноценным членом общества.

Я пила лекарства всю мою жизнь и поэтому так и не смогла забеременеть. На пятом году нашего супружества мы усыновили трехмесячного малыша, которого назвали русским именем Саша. Теперь ему уже шесть лет, и этой осенью он пойдет в первый класс.

С: Как решили создать бизнес?

А: У моего мужа уже был бизнес по производству удочек, который он продал за несколько дней до свадьбы. Хотел новобрачной дом купить. Там на целый дом, конечно же, не хватило бы, но на залог — вполне. А наш друг, которому муж продал вполне процветавшую компанию, за несколько месяцев умудрился ее обанкротить, заплатить нам не сумел, и остались мы ни с чем: ни денег, ни дома, ни бизнеса.

Пришлось начинать все сначала. Долгое время мы просто делали удочки на заказ для тех, кто о нас слышал. Потом заключили контракты с тремя магазинами, стали поставлять продукцию им, объем заказов увеличился. А с начала этого года мы стали совладельцами одного из этих магазинов.

Мы делаем любые удочки, хотя преобладают, конечно, для рыбалки в море/океане. Они бывают трех видов: 1) обычные, которые мы продаем в магазине, они подешевле; 2) удочки для частных лодок. К нам приходят заказы на десять-пятнадцать удочек с одинаковым дизайном, но для разной рыбалки, на любой вкус и цвет. 3) удочки с персонально разработанным дизайном и подобранными компонентами под рост, телосложение, предпочтения на рыбалке. Такие удочки стоят дороже, но каждую из них можно назвать произведением искусства, ведь каждая рождается единственной и неповторимой. Мы, кстати, выиграли четыре награды по авторскому дизайну. Работаем мы вдвоем; мой муж научил меня основам, а я уже потом начала все расширять, создавать разные дизайны.

С: Вы все это создаете своими руками?

А: Не все, конечно. Некоторые виды работ предполагают физическую силу, и тогда я прошу мужа помочь. Когда я училась, мне не всегда хотелось действовать по стандартам, и однажды, примерно через три месяца практики, я подготовила выставку удочек с нестандартными сочетаниями цветов. Я помню, муж ворчал, что я просто перевожу материал (он поклонник старой школы). И тут случилось нечто… После выставки мы получили множество заказов. И большинство — на нестандартный дизайн.

С: Какие налоги вы платите?

А: Сначала мы платили налог как частное лицо (около 8%,), но по мере разрастания бизнеса стали платить подоходный налог с бизнеса (9,3% и 20%). Но этим занимается профессиональный налоговик, я бы со всеми этими счетами, что скапливаются, за год не управилась.

С: Что помогло из опыта жизни в России?

А: Пожалуй, умение сказать «нет». Бизнес не может держаться на мягкотелости. Еще, пожалуй, умение не бояться трудностей, все они преодолимы. И, как ни смешно, умение быстро считать в уме без калькулятора, за что большое спасибо нашей школе.

http://snob.ru/selected/entry/78266

#эмиграция #бизнес #работа_за_границей #личный_опыт