Работа за границей. Истории малого бизнеса

Игорь Гордон, 48 лет, магазин автозапчастей и автосервис

Кельн, Германия

Сноб: В каком году вы уехали?

Игорь: В 91-м. Я уехал, когда был путч в Москве. Танки ездили по городу.

С: Вы уехали после путча?

И: Я 25-го уехал. 19-го был путч, а 25-го я уехал.

С: Вы целенаправленно выбрали Германию?

И: Это было спонтанное решение, хотелось куда-то убежать уже поскорее. В Америку у меня не получилось, но подвернулся товарищ, который позвал меня в Германию, и я за один день собрал вещи и с сумочкой уехал. Никого и ничего здесь не было, и это только по молодости можно было сделать, когда тебе 25 лет. Сейчас я, конечно, на это с каким-то ужасом смотрю и думаю: как я на все это решился, бросил все в один день и уехал от хорошей в принципе жизни.

С: Кем вы работали в Москве?

И: У нас была первая в Советском Союзе частная парикмахерская. В 87-м году, когда вышел закон о предпринимательской деятельности, мы пришли в исполком и без копейки взяток были приняты на ура. И через две недели у нас было помещение, за которое мы платили, по-моему, 40 рублей в месяц. Оно было прямо рядом с валютным магазином «Березка». В общем, мы все это бросили, получили как-то чудом в один день визу через знакомства, уже не помню какие — я товарищу отдал вечером паспорт, утром мы встретились в аэропорту, он отдал мой паспорт с визой, и мы улетели.

С: Вы прилетели в Германию, и что там?

И: В Берлине были лагеря для беженцев. И можно было просто прийти и сказать, что в России путч, и на этом основании можно было остаться.

С: Это было тяжелое время? Вот эти первые дни в лагере для беженцев?

И: Первые дни мы еще не знали ничего, не понимали. Мы с деньгами сидели там, в этом лагере, выпивали, веселились. И эти первые месяц-два были наиболее легкими как раз. Ну, а потом началось приземление. Самая страшная проблема — это, конечно, был язык. Когда в школе учили язык в Советском Союзе, у нас был выбор: английский или немецкий. Мама мне говорит: «Ну немецкий тебе точно не пригодится, поэтому иди учи английский». Не знаю, сглазила, может быть. Были курсы какие-то для изучения языка, я полгода походил и бросил.

Сейчас для того, чтобы переехать, ты должен доказать, что не будешь просить помощи у государства при переезде, что ты знаешь язык, что тебе есть где жить и что у тебя есть работа. Массу каких-то там бумажек надо предъявить. А тогда мы приехали, на нас смотрели как на какую-то диковинку, нас так спрашивали: «Поляки?» Мы говорили: «Нет, русские». — «Ой, ру-у-уские». Мы были какой-то диковиной вообще, как будто первого живого русского увидели.

С: Что было после лагеря для беженцев?

И: У нас была знакомая в Кельне. В это время было очень тяжело снять квартиру на западе Германии, потому что несколько миллионов человек переехало как раз в 91-м году, т. е. два года после объединения Германии, хлынул огромный поток людей с востока. Трудно было не только снять квартиру, но и устроиться на работу. И мы приехали сюда, и нас сразу взяли на работу парикмахерами.

Я проработал три месяца, плюнул и начал заниматься потихоньку каким-то бизнесом.

Не то чтобы я от хорошего решил сделать себе еще лучше и пошел в бизнес. Просто я понял, что прожить нельзя на каком-то хоть уровне, будучи парикмахером в Германии. Это как дворник примерно. У меня была зарплата около полутора тысяч марок. 600 марок на квартиру, 300-500 марок на питание, а на все остальное — нет. А мне 25 лет. Знаете, когда я получал зарплату, у меня уже через три дня денег не было.

С: А чем начали заниматься?

И: Мы начали заниматься самым простым — машинами. Сюда стали приезжать люди из России за машинами. И вот мы купили машину за 500 марок, помыли, продали за 800. Как в этом анекдоте про яблоки. А потом открыли предприятие. У нас магазин автозапчастей и автосервис.

С: Что с оформлением, с налогами?

И: Оформление происходит за пять минут, платите 20 марок (евро) и становитесь обладателем фирмы.

В Германии есть упрощенная система подачи документов, если у тебя оборот не выше 25 тысяч евро в год. Здесь есть такое понятие, как налоговый советник. От определенного оборота — больше 25 тысяч евро — ты имеешь право подавать в финансовые органы бумаги только через этого налогового советника. Это не от государства, это частный предприниматель, закончивший финансовый институт.

С: И налоговый советник помогает разбираться с налоговыми отчислениями?

И: Налоговые преступления, как в любой стране, в Германии совершаются. И президент Баварии у нас сейчас отправился за решетку, получил четыре года за неуплату налогов, хотя он здесь является национальным героем. Так вот, налоговый советник может давать советы. Допустим, у меня в конце года на счетах скапливается большой остаток, и он мне может сказать, что существуют официальные способы этот остаток сделать неналогооблагаемой суммой.

С: Как быстро вы во всем разобрались?  

И: Мы приехали из Советского Союза, где мы никогда ни за что не платили. И я не понимал, что надо платить какие-то страховки, или как можно за свет платить такие сумасшедшие деньги, все пытался какими-то путями это обойти. Я был человек до костей советский, выросший там, отравленный этими «соображалками» нашими.

С: Наши соотечественники, которые приезжают сейчас, отличаются от вас того времени?

И: Конечно, отличаются. Они стали законы соблюдать, стали понимать, что можно делать, а что нельзя. В 91-м году мы этого не понимали, потому что в стране никаких законов не было вообще. Я смотрю сейчас на россиян, они во многом продвинутее нас — здесь живущих русских.

С: Вернемся к вашему магазину.  Просто, наверное, было перестроиться с продажи машин на продажу запчастей?

И: Нет, не просто. Я человек вообще-то некоммерческий. Я не вдохновенный продавец. И в Германии есть большая сложность. Когда достигаешь какого-то высокого уровня заработка, у тебя уже начинают столько отнимать, что больше и смысла зарабатывать нет. В Германии тебе много заработать не дадут.

С: Вы снимаете помещение или купили? Кредит под это можно получить? Или надо иметь деньги и все покупать?

И: Ну, кредит никто никому не даст без залога. Если ты покупаешь коммерческую недвижимость, гостиницу, например, нужно не меньше 60% своих денег вложить.

Есть, конечно, какие-то программы поддержки предпринимательства, бывают люди пронырливые, находят что-то. Но мы двадцать лет уже работаем и ни разу ничего не получали. Пришли в банк, но там такую кучу бумаг надо заполнять, что мы просто не стали.

Лучше всего помещение, конечно, купить. Мой товарищ купил здание, и мы у него здесь снимаем: за 1000 метров платим 4000 евро. Это, конечно, сильно отличается от Москвы. И в Берлине тоже цены очень доступные. Квадратный метр в центре может стоить 10-20 евро за метр.

С: Какие особенности жизни в Германии в плане быта?

И: Из всех европейцев немцы самые приличные люди, самые добрые, хорошие, отзывчивые. Но очень традиционные и строгие в быту. Вот история сумасшедшая, я думал сначала, что это шутка. Мы снимали квартиру в элитном районе. Приехала очень богатая пара, они купили квартиру в нашем богатом доме, и на собрании жильцов супруга сказала: у нас черепаха. А пожилая женщина типа нашей старшей по подъезду говорит: «Нет, черепаха не въезжает, она может погрызть нам газон». И не пустили черепаху в дом.

И еще один случай, только уже намного серьезней. Если зарплата у тебя 2000 евро, а живешь ты на 3000, например, по объему кредитов, то к тебе постепенно возникнут вопросы.

Как в России не получится. Спустя какое-то время обязательно накроют. У меня товарищ купил здесь дом, перевел себе деньги из России, были «черные» деньги, и вот теперь все, нет у него дома. Приехали, посчитали, что дом стоит 450 тысяч евро, и сказали: «Заплати нам 200 тысяч» и все. И потом ходи и доказывай. Не принимается никаких объяснений, ничего. Здесь сначала заберут деньги. Кельн поднялся на том, что раньше здесь была таможня, они за века это усовершенствовали.

Если люди только что приехали и будут переводить деньги из офшоров, с них здесь совершенно спокойно могут потребовать налоговые декларации из России — откуда деньги.

Вплоть до таких случаев: друзья хотели купить машину у дилера «Мерседеса» и деньги переводят откуда-то с Виргинских островов или с Кипра, счет не принадлежит покупателю. «Мерседес» говорит: «Мы не будем продавать вам» — и отправляет деньги обратно.

С: В Германию нужно ехать работать или сразу в бизнес?

И: На работу никто здесь не возьмет, потому что никакие наши дипломы здесь не действуют. Нужно поступить в университет и заново отучиться. Самое главное — язык. Это полдела.

http://snob.ru/selected/entry/77600

#эмиграция #бизнес #работа_за_границей #личный_опыт